Приключения итальянца в Сибири
Супруги Анастасия Крупская и Джованни Шиарра решили жить в Иркутске; она оставила профессиональный спорт, а он — привычную жизнь ради любви в тёплой Италии, на берегу моря

Автор: Ольга Игошева
Спортивную карьеру в прыжках с шестом Настя Крупская начала в Иркутске. Потом уехала жить и тренироваться в Москву, а спустя 9 лет переехала в Израиль, планируя остаться там. Продолжала профессионально заниматься спортом, выучила язык, нашла работу. Через три года, в апреле 2015-го, Анастасия поехала на сборы в Италию, там у сибирячки заболела нога. Встреча с врачом оказалась в прямом смысле судьбоносной: красивая русская девушка и симпатичный итальянец понравились друг другу с первого взгляда.

— Меня направили к врачу-остеопату, который работал с олимпийской сборной Италии по академической гребле, — рассказывает Настя. — Мы сначала вообще не разговаривали, только улыбались. Я была с братом, и он мне сразу сказал: «Ты понравилась доктору». И Джованни мне понравился.

Несколько вроде бы случайных встреч… Возникла явная симпатия. Через несколько дней сборы закончились, и Настя улетела в Израиль. Несмотря на радость от знакомства, особых надежд на продолжение отношений не питала. Но Джованни стал писать девушке сообщения.

— Я видела на сборах, что у Джованни старенький кнопочный телефон, и он ещё говорил, что трубка ему нужна только для звонков, а вот эти мессенджеры он не понимает, — вспоминает Настя. — Но ради общения со мной он купил себе смартфон.
Анастасия Крупская — профессиональная спортсменка
Ботинки не пригодились

Дальше больше. Джованни несколько раз прилетал к Насте в Израиль. Потом уговорил её слетать к нему в Италию. Он почти сразу сказал Насте, что хотел бы видеть её своей женой. Но она только-только в Израиле свою жизнь устроила — и опять срываться в неизвестность?..

— У нас с этими перелётами было много забавных историй, — рассказывает Джованни. — Однажды я потерял свой паспорт в дьюти-фри. Мой самолёт уже улетел, как вдруг по радио объявили: «Джованни Шиарра, найден ваш паспорт». Пришлось купить новый билет и ждать рейса.

Потом влюблённые решили познакомить жениха с родителями невесты.

— Я прилетел за Настей в Израиль, а оттуда мы должны были вместе лететь в Иркутск, — продолжает Джованни. — Я купил билеты, проходим регистрацию, мне говорят: «Джованни Шиарра, паспорт». — «Вот, пожалуйста». — «А где ваша виза?» — «Какая виза? В Европе не нужна виза. Я первый раз в Россию собрался и не знал, что она нужна».

— Это было в декабре, он специально купил себе тёплые ботинки для Сибири, — смеётся Настя, — но не получилось. Я улетела одна, а он остался ждать меня в Израиле.

Забрала у мамы сына

Джованни всё-таки уговорил Настю переехать к нему в Италию. В это время он заканчивал 9-летнее обучение на врача-остеопата и готовился к получению диплома. В январе молодые люди поженились.

— Я своим родителям сказал: «У нас завтра свадьба», — вспоминает Джованни. — Папа ответил: «Красивая женщина». Мама расстроилась, потому что у нас в Италии мамы долгое время заботятся о своих сыновьях, кормят их, стирают их одежду.

Свадьба была небольшой — всего 12 человек: родители, родственники и лучшие друзья.

— Я была в юбке и блузке, после регистрации мы пошли в ресторан, и всё, — рассказывает Настя, — без больших подарков и даже без марша Мендельсона — так принято. Музыка там только на венчании в католической церкви.

После свадьбы Насте было скучно: маленький городок Фонди на берегу Тирренского моря, в 100 км от Рима, с населением 35 тысяч человек. И когда Джованни получил свой диплом, жена уговорила его ехать в Москву — жить и работать.

— Я купил билеты и получил визу, — смеётся Джованни.
Лёд Байкала очаровал Джованни Шиарра

Москву поменяли на Иркутск

В Москве всё шло хорошо: итальянского врача приняли на работу в хорошую клинику на Арбате, супруги работали вдвоём — Настя была при Джованни как переводчик; казалось, живи и радуйся.

— Сначала мне было сложно объяснять людям, что говорит муж, но потом привыкла, — говорит Анастасия. — Но позже он начал ныть, как ему плохо.

— Я родился в маленьком городке в Италии, а тут — метро, такси, пробки, много народу: И моя голова пухла каждый день всё больше, — объясняет Джованни.

Настя уговаривала мужа потерпеть, чтобы привыкнуть, но тот сопротивлялся. В июне молодые разругались и разлетелись по разным странам.

— Дома моя голова встала на место, — смеётся супруг, — мы встретились и решили, что будем жить в Иркутске.

Скосил сирень

Июль стал для молодых вторым медовым месяцем. Они жили у Настиных родителей в Олхе, сыграли второй раз свадьбу. Дома Настя надела традиционное белое платье.

— В Италии мы женились 30 января, было тепло и солнечно, мы сидели в ресторане на улице. А здесь — 17 июля, было холодно и шёл дождь, мы мёрзли, — качает головой Джованни.

— Мои родители — люди простые, отнеслись к моему мужу спокойно, — делится Настя. — Один раз мама попросила его траву на участке подстричь, так он ей сирень заодно скосил. Хотя у него на фазенде в Италии и лошадь, и собака, и ещё много чего.

— Я ещё помидоры поливал! — добавляет Джованни.

Настало время обустраивать собственный быт, начинать работать. Сначала пациентов для Джованни искали через родственников. Взяли в аренду стол, у Настиного брата — машину, ездили на дом.

— То лето было отличным, вместе работали, ездили, вечером возвращались в Олху, — вспоминает Настя. — Сейчас, спустя полтора года, у нас родился сын, мы снимаем квартиру, у Джованни свой кабинет. И хотя муж уже немного говорит по-русски, я всё равно работаю с ним. Пациентов много. Однажды произошёл анекдотичный случай. Мы ездили работать в Тулун, за рулём был муж. Нас остановил сотрудник ДПС, потому что фары не были включены. Машина оформлена на меня, и я стала настаивать, чтобы всё оформили по правилам и выписали квитанцию. А через некоторое время к Джованни на приём приходит... тот самый сотрудник ДПС!

Пока мама с папой на работе, 9-месячный Габриэль сидит с няней. Назвать сына итальянским именем решил Джованни. В загсе, конечно, удивились, когда родители заявили, что отчества у ребёнка не будет, только имя и фамилия: согласитесь, что Габриэль Джованьевич совершенно не звучит!
С родителями Джованни
Свадьба в Италии: фигурка невесты на торте — в фате и со спортивным шестом
Супруги решили жить в Иркутске
Курсы грибника за 300 евро

Из всех плюсов и минусов жизни в Сибири Джованни замечает больше положительного. Прежде всего восхищается природой, с гордостью говорит, что купался в Байкале. Восторгает итальянца возможность просто так ездить на рыбалку, охоту, ходить в лес за грибами и ягодами.

— В Италии на всё это нужно получать разрешение, — рассказывает он. — Курсы грибника стоят 300 евро, там учат, какие грибы можно брать, а какие нет. Идти в лес можно только с этим разрешением, а набирать максимум два килограмма, везде контроль. Есть курсы рыбака, тоже платные. А здесь можно целые вёдра набирать!

— Он, когда первый раз в лес зашёл и грибы увидел, очень удивился: «И что, контроля совсем нет?» Потом в Италии всем рассказывал об этом, — улыбается Настя. — А какие восторги у него были после рыбалки! На охоту в Братск его пригласил дедушка пациента, он 10 дней в тайге прожил, без света и прочих удобств. Приехал такой счастливый!

— Я тайгу видел только по телевизору, — говорит Джованни, — но картинки и рядом не стояли с тем, что я испытал. Тайга прекрасна!

Семейное счастье несколько портило законодательство: первая виза закончилась через три месяца, и, чтобы сделать разрешение на временное проживание на 3 года, нужно было выехать из страны. Джованни искренне недоумевает, зачем ему пришлось проходить множество врачей, сдавать анализы и экзамен на знание русского. Причём в Италии подобную бумагу для Анастасии сделали быстро и просто — потребовалась только её фотография.

Климаты средней Италии и Сибири отличаются кардинально, но иркутская зима лучше итальянской тем, что квартиры у нас отапливают.

— А там только камин на кухне, он весь дом не прогревает, в помещении примерно +15, — говорит Настя. — Мы в декабре ездили в гости к его родителям, внука возили, так я Габриэля простудила, мы там даже в больнице успели под Новый год полежать.

— Когда здесь мороз, носу дышать трудно и здесь трудно, — показывает Джованни на грудь.

Еда — это ритуал

Что касается бытовых вопросов, таких как покупка продуктов и приготовление еды, то главную роль взял на себя муж.

— Когда я ему первый раз приготовила макароны с котлетами, он долго смеялся, говорил, что так кормят в итальянских больницах, — делится Анастасия. — Макароны у них должны быть только пастой, и всё. Котлеты ест отдельно, любит борщ, пельмени. Но всё должно быть приготовлено на раз, никаких кастрюль супа на несколько дней. Гречка — раз в месяц. Никаких оладушек, ничего жирного и мучного.

Продукты в магазинах Джованни выбирает тщательно. У итальянцев еда — это ритуал, у нас же чаще всего способ насытить желудок. Поэтому Настя махнула рукой и отдала мужу руководство.

— Она готовит только салат, — с гордостью говорит Джованни.

Любимое блюдо на ужин — это, конечно, паста. Причём для каждого вида макарон — ракушек, рожков, спагетти — свой оригинальный рецепт. Оливковое масло для пасты Джованни привёз из дома, в Иркутске такое не смог найти. И с фруктами, говорит, у нас всё печально — не настоящие, как в солнечной Италии.

Между собой супруги общаются на смеси трёх языков. Но теперь у них растёт сын, и родители хотят, чтобы Габриэль, гражданин двух государств, знал оба родных языка. Пытаются один день говорить на русском, другой — на итальянском.

— Меня люди часто спрашивают, почему я остался в Иркутске. У меня здесь работа, семья, я нужен. И качество жизни здесь лучше, чем в Италии, — утверждает Джованни. — Если у тебя хорошая работа, то у тебя всё хорошо. Дома налоги съедают большую часть зарплаты, это стало так после создания Евросоюза. С родителями каждый день по Скайпу разговариваем, в гости к ним ездим. Уезжать пока не планируем.

Una storia d'amore / Фото материала: из семейного альбома героев публикации
Made on
Tilda