Эта фотография снята во время счастливой встречи Ашировых-Галеевых в Заларях в 2014 г. Будущее, настоящее и прошлое — все сошлось в этом кадре.
Деревня Русь, колхоз «Нариман» — путь татарских переселенцев
Потомки следуют традициям своего народа, готовят шурпу, чак-чак и отмечают праздник ощипывания гусей. Репортаж Лидии Гергесовой

Заларинский район по праву относится к многонациональной территории. Какие только народы в ней не проживают. Русские, буряты, украинцы, белорусы, татары, чуваши, а также малочисленные нации: вепсы и голендры. В первое время этнические группы жили обособленно и придерживались только своих сложившихся устоев, традиций и культуры. Однако с годами эти границы были стерты, народы смешались, и сегодня практически каждый житель Заларинского района является представителем как минимум двух различных наций. Тем не менее, когда речь заходит о родословной, многие семьи высказывают удивительную осведомленность о своих корнях и готовы продемонстрировать свое генеалогическое древо.

Земляки Николая Гоголя

В Заларинском краеведческом музее собрано много материалов о национальностях, населяющих эту землю. Хранительницей этой информации, а также главным ее составителем является Галина Макогон. Благодаря ее активной деятельности в музее собраны подробные материалы не только о каждом селении района, но и о семьях, проживающих в них. Галина Николаевна знает почти всех старожилов поименно и может точно сказать, когда представители той или другой семьи прибыли на сибирскую землю. Впрочем, и сейчас ее труды не окончены. Впереди еще много работы, ведь чем дальше углубляешься в глубину веков, тем больше обнаруживаешь интересных и удивительных фактов, которыми хочется поделиться со всеми.

— Неслучайно Заларинский район принято называть маленькой Белоруссией, поскольку во время Столыпинской реформы 25 деревень приняли представителей этой нации с разных уголков Белоруссии. В северо-западной части района живут украинцы. Их отличительной особенностью является то, что они прибыли с родины Николая Гоголя: Полтавской губернии Поповской волости, — рассказывает о многонациональном крае Галина Макогон. — Очень много поселений вдоль Оки были заселены переселенцами из Смоленской и Калужской губерний. В 1929 году Сталин поставил крест на такой национальности, как вепсы. Их представители прибыли к нам в составе 28 семей. Настолько дика и непонятна была эта национальность, что в первое время их даже записывали, делая сразу две ошибки — «вэбсы». У нас они жили кластерно, в юго-западной части. Это деревни Мардай, Жизневка.

В 30—40-е годы начались волны планового заселения района. В 1935 году председатели колхозов ездили по губерниям и вербовали людей. Таким образом, в Тунгуй, Бажир и Холмогой прибыли 35 семей из Великого Новгорода. Во время голодных 50-х сюда прибыли чуваши. Они жили очень кучно, сплоченно, поэтому условно составляли собственную общину.


Дедушка Сафиулла Аширов, объединивший всех родственников своей сложной судьбой в XXI веке на большом расстоянии.
Двойные имена

В эту большую многогранную семью Заларинского района гармонично вписались и татары. Они организовали Черемшанский большой кластер. Это населенные пункты Харагун, Хор-Бутырино, Черемшанка, Федоровск, Черная Речка и Русь. Правда, сейчас Руси как таковой нет, она опустела и только сохранила свое название. Именно эта деревушка и является родовым местом семьи Галины Макогон.

К слову, имя Галины Николаевны, которое знают все заларинцы, не дано ей от рождения. Бабушка нарекла ее Бибигайшой, что означает «любящая жизнь». И это имя как нельзя точно характеризует ее. Также в семье есть имена Абдул, Каюн, Загира, Роза, Закарья, Зайнаб, Уфлюра. Однако для простоты произношения они переделаны на русский лад.

— Все селения Черемшанского татарского кластера состояли из переселенцев из Уфимской губернии. Есть старинные документы, которые свидетельствуют о том, что 278 татарских семей заселились в начале XX века на заларинской земле. Среди них оказался и наш дед Давлетша Галеев, — рассказывает краевед.

Он был человеком очень образованным. Знал несколько языков, писал стихи. В 1914 году он ушел на Первую мировую войну, а после возвращения окунулся в революционные будни. В составе отряда Нестора Каландаришвили он дошел до Байкала. В эти годы все заботы о доме, семье легли на его супругу и младшего брата, Саид-Гали. Они поставили дом в сибирской глубинке — в деревне Русь. Он был четвертым по счету. Семь семей, занимавшихся расчисткой таежных буреломов, получили поощрительную премию.

Отступая от рассказа, Галина Николаевна заметила, что сейчас этими первыми домами очень интересуются в «Тальцах». Два года назад представители музея приезжали в Черемшанку, и там им удалось отыскать только пять домиков 100-летней давности.

— Наши татары приехали из теплого края, поэтому, не зная суровой сибирской погоды, поставили маленькие домики, больше похожие на стаечки для животных. Неслучайно в первую зиму многие вымирали. Были и те, кто возвращался назад, на родину. В целом же, собирая сведения с семей, мы определили, что все они были с севера Уфимской губернии. Там были Бирский и Белебеевский уезды. Поэтому неудивительно, что все татарские переселенцы были связаны родственными и земляческими узами. К примеру, позже нам удалось выяснить, что наш дед ушел на Первую мировую вместе с земляком Шайхутдиновым. Там они попали под газовую атаку. Дед умер в 1945 году от воспаления легких, и наверное, это неслучайно. Его легкие, возможно, уже были поражены газом. Внук или правнук того товарища Шайхутдинова, оказалось, живет в Голумети. Он мне написал письмо и рассказал о наших родственниках, как они воевали. Ну разве это не находка для нас? Конечно, большая находка.

Заларинская семья Ашировых часто собиралась у родителей. Кого-то нет в живых, а малышки уже сами стали бабушками.
Потомственные ветеринары

Поскольку семья быстро прирастала и насчитывала уже пять ребятишек, дед решил перебраться поближе к цивилизации и в 1934 году переехал в Залари. Там он образовал татарский колхоз «Нариман». Его название переводится как «дружба». В большом хозяйстве наравне с другими трудилась и вся его большая семья. Позже к ним присоединился брат деда с женой и детьми. В то время татары жили очень сплоченно, дружно, они сохраняли свой язык, традиции, культуру. Была построена татарская школа. «Нариман» обеспечивал учреждение овощами круглый год, преподносил подарки учителям и детям, поддерживал землячество. Дед руководил колхозом до конца своей жизни.

В 1936 году мама Галины Николаевны вышла замуж за Калимуллу Аширова. Он тоже был татарином и оказался в Заларях проездом. Его семья родом из Дубенского района Симбирской губернии, село Ломаты. Им поневоле пришлось бросить родину и бежать в Россию. Они были включены в списки особо злостных кулаков за то, что имели свою кожемялку и батраков. Добрые люди предупредили их о предстоящем аресте, и в одну ночь, прихватив только самое необходимое, Ашировы погрузились в вагон и уехали в Иркутск.

Там они остановились недалеко от мечети, сблизились с местными татарами. Калимулла был самым старшим из детей, и на него лег большой груз ответственности.

Стоит отметить, что Ашировы были потомственными животноводами — они ходили по всем окрестным деревням и городам, лечили и выхаживали скот. Перебравшись в Иркутск, сын также не оставил свое призвание. Ветеринарным делом он зарабатывал деньги и кормил всю большую семью. Путешествуя по Московскому тракту, он попал и в Залари. Познакомился с Галеевыми, Давлетшиновыми и приметил себе будущую супругу. Дед некоторое время еще обдумывал, выдавать ли старшую дочь за него замуж, но затем согласился, и молодые сыграли свадьбу. Так Калимулла Аширов стал главной рабочей силой теперь уже для двух семей. По словам дочери, Галины Николаевны, он был глубоко набожен, имел крепкий характер, сильную волю.

Фотографы и таежники


В 1939 году отец ушел на фронт и прошел всю войну. Так случилось, что 9 мая 1945 года, когда вся страна узнала о великой победе над фашистами, Калимулла Сафиуллович в Кенигсберге был контужен. Целый год он не мог ни говорить, ни слышать. Вернулся из госпиталя домой он в октябре 1946 года.

— Когда папа ушел на войну, он оставил маме небольшую сумму денег, на которую были куплены облигации. В 45-м ей выпали по ним деньги, она их держала, и после возвращения отца родители купили хороший фотоаппарат «Фотокор». Папа быстро освоил искусство фотографирования и стал с ним ходить по всем местным деревням и делать снимки. Желающих сфотографироваться было много. Вскоре вся заларинская округа знала о нем. С помощью фотоаппарата папе удалось поднять всех семерых детей, дать образование и путевку в жизнь. Самое главное, чему он нас научил, — это трудолюбие. Все выросли работящими, настоящими живчиками, — отметила дочь.

Любовью к фотографии он заразил и своих детей. Галина с братом Колей (имя, данное родителями, — Каюн) были его главными помощниками. Они были ответственными за отцовскую фотолабораторию: проявляли пленки, орудовали резаком, раздавали снимки по деревням. И таким образом буквально выросли на фотоделе. Впоследствии и дети, и внуки стали хорошими фотографами. За годы жизни скопились десятки альбомов и сотни, тысячи фотографий. По ним можно проследить всю историю Ашировых.

Еще одной любовью Калимуллы Сафиулловича была тайга. Он постоянно собирал артели и ходил туда за природными дарами. Только одной ягоды он привозил по 22 фляги. До сих пор дети заготавливают и ягоды, и грибы, и травы. Глава семьи отлично разбирался в полезных свойствах трав, настаивал их, запаривал и свои знания передавал детям. Как отметила Оксана Аширова, племянница Галина Николаевны и внучка Калимуллы, только иван-чая за зиму ее семья выпила больше двух кулей.

Два таких похожих брата встретились впервые в Зиме, на сибирской родине Ашировых.
Две семьи, две родины

Несколько лет назад в семье Ашировых произошло удивительное и радостное событие. Они обрели родственников, о которых никогда не знали.

— Очень часто мы спрашивали у папы: а где наш дед? Вся его семья остановилась в Зиме. Мы часто ездили в гости к бабушке и навещали еще одну, которая знала очень много сказок. Мы были ею очарованы. Они тоже были очень набожные, жили с молитвами. Поэтому бабушку мы хорошо знаем, а деда нет. Отец говорил, что его забрали в 1938 году на фронт и он исчез. Больше никаких сведений о нем не было. Однако спустя многие годы, когда появился Интернет, мы сделали запрос на Ашировых. И на горизонте появился Анвяр Аширов. Мы с ним связались, и оказалось, что он родом из деревни Ломаты. Это название нас сразу объединило. Мы начали с ним общаться, и он среди своих родных назвал деда Сафиуллу. А у нас отец Калимулла Сафиуллович. И тут уж я никак не могла не согласиться с тем, что мы не родственники, — говорит Галина Николаевна.

Параллельно она занималась поисками деда. Обращалась в архивы ФСБ, просматривала книги по жертвам политических репрессий, однако там его не оказалось. И все же, как известно, вода камень точит. Ей удалось узнать, что дед после войны вернулся на родину, в Ломаты. И не просто вернулся, а сошелся со своей первой женой. И у них родились еще пятеро детей. В это же время идет переписка с Анваром. И выясняется, что он является сыном одного из его детей.

— Когда мы наконец разобрались в наших родственных связях, Анвяр сразу прилетел к нам. У нас состоялась большая встреча. Первым делом мы съездили на кладбище, затем в Зиму, к нашим родственникам. И при встрече мы обнаружили, что и у него, и у нашей зиминской родни говор совершенно одинаковый. Более того, даже внешностью Анвар очень похож на двоюродного брата. Вот как бывает.

Потомки князя

С собой новообретенный родственник привез уникальный документ — сертификат-ДНК Рафаила Аширова. Он был министром здравоохранения Республики Мордовия. Галине Николаевне он приходится дядей. Оказалось, что в Германии изучали генетику татар и сделали забор крови у представителей этой нации из разных мест. В их число попал и министр. Результаты исследования показали, что Ашировы принадлежат к племени дулунги — тибето-германскому народу. Основная их часть проживает в китайской провинции Юньнань.

Кроме того, Анвяр Айсиевич плотно занялся родословной и проследил ее до тех времен, когда воинствующие татары были наняты царем для охраны российской границы от ногайцев. Предводителем их был Ямаш мурза Мангушев. Враг был остановлен, и в знак благодарности царь присвоил Мангушеву княжеский титул и дал поместье, где и образовалась деревня Ломатка. От Мангушева пошли рода Юсуповых, Надеевых. И однажды у Надея родился сын Ашир. Поскольку у мусульман часто имя переходит в разряд фамилии, появился род Ашировых.

Оксана Аширова воспитывает 16-летнего сына Тимура. Он является самым юным представителем рода. Благодаря своей большой и дружной семье он знает 16 поколений.
Урок на всю жизнь

Сегодня на заларинской земле растут дети, внуки и правнуки первых переселенцев Галеевых и Ашировых. Потомки стараются по-прежнему следовать традициям своего народа, но не все, к сожалению, удается. Молодое поколение забывает свой родной язык, однако главные обычаи соблюдают неизменно. Главный из них — аш, поминки. В этот день татары чтут память своих усопших близких. Устраивается торжественный обед, на который собирается вся семья, приглашаются старые люди, дети. Согласно обычаю всех их нужно наделить 1/45 частью своего дохода, дать своего рода вознаграждение, «хаир»: денежный или предметный подарок на помин души.

Также отмечаются Рамазан, Сабантуй, семейные праздники. На стол часто ставятся национальные блюда: шурпа (домашняя лапша), балиш, чак-чак и многое другое.

— Наш дед очень любил конину. Он всех кормил мясом. Мы собирались и вместе лепили пельмени, голубцы, котлеты. Причем не противнями, а бочками. Деду заготовим 200-литовую емкость на зиму, заморозим, а он нас потом кормит, — с улыбкой вспоминает Оксана Аширова. — Был у него большой стол из красного дуба, который они привезли с родины, и мы все умещались за ним, по 12—14 человек. Помню один случай, который нам всем стал уроком на всю жизнь. Каждый день дедушка с бабушкой варили мясо. Ставили его в большой чашке на стол. Затем бабушка обходила всех и разливала лапшу. Мы ее съедали и ждали, пока трапезу закончит бабушка. До этого времени никто не имел право брать мясо. А так всем уже хочется. Один раз сестра приехала из города и хвать мясо без очереди. Не дождалась, пока бабушка поест. Тогда дед взял ложку и как даст ей в лоб. Мы на всю жизнь это запомнили: не лезь вперед старших. Потом он нам сам куски раздавал и говорил: «Ешьте, дети, никогда так больше есть не будете». И действительно, сейчас конина для нас стала большой редкостью. Но когда мы ее едим, всегда вспоминаем свое детство.

Еще одна традиция, которая неизменно соблюдалась у татар, — каз имэсэ, «праздник ощипывания гусей». В каждом подворье их было больше 100 штук. В этот день собирались профессионалы по ощипыванию, ходили по дворам и обрабатывали домашних птиц. Один колол, другой чистил, третий щипал, четвертый складывал пух и т. д. Хозяин дома привечал работников и угощал их. Такой ритуал продолжался до тех пор, пока не были общипаны все гуси. Их перья затем служили для подушек и перин. Спалось на них, по словам татар, очень мягко и хорошо.

— Сейчас у меня пока только два гуся в хозяйстве, но обязательно будет больше. Еще я мечтаю развести павлинов. Для осуществления этого желания я уже заказала яйца. Посмотрим, что получится, — говорит Оксана.

Надо отметить, что все потомки Галеевых и Ашировых очень привязаны к своей земле. У каждой семьи есть свой огород, на котором в изобилии растут овощи, особенно картошка, и цветы. Каждый сезон они по-прежнему ходят в тайгу, заготавливают природные дары и потчуются ими круглый год.

— Нас дедушка приучил к экологически чистым продуктам, — говорит Ирина, дочь Галины Николаевны. — Овощи всегда свои, варенья, соленья. Заготовки делаем. Даже хлеб сами печем. Он получается намного вкуснее.

Фото автора и из архива семьи

Галина Николаевна много лет занимается краеведением. Благодаря ее энтузиазму и кропотливому труду в музее собраны уникальные факты из жизни заларинцев.
Made on
Tilda