Зов предков
Как молодые иркутяне Алексей Кухта и его жена Аня переехали жить в деревню Виленск Нижнеудинского района. Рассказывает Оксана ГОРДЕЕВА
Hello world
— Да в деревне гораздо лучше, чем в городе! — горячится Алексей, которому ни за что не дашь его тридцать два — от силы двадцать. — И море возможностей. Вот, например, мой товарищ в Иркутске взял в ипотеку однокомнатную квартиру. И автоматически попал в рабство к банку. А через десять лет, я уверен, этот человек женится, у него родится ребенок, и эта однокомнатная квартирка будет уже мала для семьи, надо будет искать новую ипотеку. А в деревне? Я, например, хочу сруб построить восемь на восемь, сосед берется поставить его всего за пятьдесят тысяч. И никакой ипотеки!

И Алексей, и его жена Аня — люди городские. Они даже познакомились в Интернете — в социальной сети «ВКонтакте». Оба окончили вузы: Алеша — исторический факультет ИГУ, а Анна — декоративно-прикладной в ИРГТУ. Аня — керамистка. К тому же она играет на варгане, на флейте и на окаринах. С политеховским ансамблем барабанщиков девушка объездила всю Иркутскую область, с ансамблем варганистов была в Норвегии, училась по обмену в Германии (до вуза окончила иркутскую вальдорфскую школу).

Поэтому громом среди ясного неба стало решение Алексея и Анны уехать в глухую деревню Виленск (больше 400 км от Иркутска!), недалеко от которой, в Иргее, когда-то жили дедушка и бабушка Алексея. Он провел там свое детство: родители учились, были студентами, поэтому малыш почти с пеленок рос у бабушки с дедушкой — белорусов. И Алексей, и Аня увлечены историей белорусского народа, являются членами Товарищества белорусской культуры имени Яна Черского.
Этот дом резными окошками в улицу находится в деревне Нижнеудинского района, в 450 км от Иркутска, где сейчас живут ребята. К сожалению, они пока не имеют своего жилья и это съемный дом. Чтобы привести его в жилой вид, им пришлось провести свет, подновить расшатавшуюся печку, самим сделать мебель, побелить-покрасить, наготовить дров на всю зиму. Иначе все красоты загородного дома в холода обернутся борьбой за жизнь
Чтобы в доме было светло и уютно, ребята решили провести свет и своими руками сделать люстру. В самом деле, не везти же ее из города. Тем более что оба мастеровые люди. И керамисты, и художники, пусть даже еще только начинающие. Люстру решили смастерить из старого тележного колеса, которое нашли во дворе. Очень неплохо получилось, не китайский ширпотреб
Без машины в деревне никуда. Это и средство передвижения, и перевозки грузов, и даже дополнительный заработок. Иногда соседи просят Алексея привезти или увезти кого-нибудь из них на станцию. Но бывают и казусы. Однажды старый «Москвичок» сломался — мотор заглох посреди леса. И пришлось Алексею, чтобы не замерзнуть в тайге, идти пешком до деревни да еще и тащить на себе аккумулятор. А утром вернулся и отогревал замерзший мотор углями

— Помню, мы собираем вещи, а моя мама говорит: «Ну, конечно, съездите, посмотрите там на природу — и возвращайтесь». Никто не верил, что мы там останемся! Только моя бабушка, Нина Ивановна, сразу восприняла нашу поездку вполне серьезно и одобрила ее, — рассказывает Алексей.

— Куда ты везешь нашу Аню? — всплескивая руками, возмущались подружки из ансамбля народной песни Товарищества белорусской культуры имени Яна Черского. — Что там, в деревне, она увидит? Какую цивилизацию и культуру? А если ребенок родится, что вы ему сможете дать в глуши? Там же нет ничего: ни кружков, ни секций, ни школы приличной!
Но Алексей твердил: «Мы едем в деревню. И точка!» Аня, тогда еще Родионова, робко говорила: «Я съезжу на лето, а там видно будет». Приехав осенью, она сказала: «Наверное, я там и перезимую». В общем, остались Алексей и Аня зимовать в деревне. И странное дело! В этой глуши, в безмолвии, в постоянной борьбе за жизнь (а ведь деревенский дом — это не только романтика, а еще и печка, которую надо топить, дрова, которые надо заготавливать, вода, которую надо наносить, и все удобства на улице) союз двух чудаков не только не распался, но даже окреп. Аня и Алексей решили пожениться. Сыграли свадьбу в прошлом году, а в январе этого года у пары появился сыночек. Вот что рассказывает Алексей о жизни в Виленске:

— Что было за это время? Был двухнедельный период неопределенности, дискомфорта, растерянности какой-то. Когда мы только-только поселились в съемном домике, не знали, что делать дальше и куда себя деть, и по полдня сидели перед компьютером и смотрели фильмы.
Было отсутствие бани и вообще каких-либо условий для соблюдения гигиены — в первое время приходилось ездить мыться на речку, а затем до самого конца лета греть воду кипятильником в ведре и поливать себя ею из дачного душа.
Был восторг, когда за несколько часов мы набрали 36 кг грибов, в основном рыжиков. Правда, восторг довольно скоро сменился унынием, когда стало ясно, что на переработку такого количества грибов нужно потратить не один день.

Было разочарование, когда не сложилось ни с одним из двух возможных вариантов приобретения собственного дома — хозяева передумали продавать, и мы остались в съемном жилье.

Была усталость, когда на два дня нам дали бензопилу, и за это время нужно было заготовить дров хотя бы на ползимы. Вечером первого дня начался небывало ранний и сильный снегопад, и весь второй день мы пилили и таскали дрова с мокрыми ногами и в отсыревшей насквозь одежде.
В деревне Аня научила Алексея работать с глиной. Теперь они оба выражают себя в творчестве, лепят посуду, украшая ее цветами и травами, которыми богата земля вокруг белорусской деревеньки. «Земля трав» — так назвала свою коллекцию керамики Анна

Фото материала из архива Алексея и Анны Кухта
Было умиление, когда к нам пришла и осталась жить неизвестно чья кошка — доверчивая, ласковая и весьма благовоспитанная.

Были, наконец, и сомнения — а не слишком ли далеко от города мы забрались?

Но не было разочарования в переезде из города в деревню. Не было неуверенности в том, что мы на правильном пути и нужно продолжать движение, что со временем к нам придет все то, чего не хватает, и мы избавимся от всего, что не нужно.

— Несколько раз случалось застревать на «Жигулях» на лесных и полевых дорогах после дождей, — говорит Алексей. — Один раз зимой в лесу машина заглохла в сугробе и простояла там три дня и две ночи. Как раз на эти дни выпали сорокаградусные морозы. Я пешком ушел домой с аккумулятором в руках, на следующий день вытаскивал машину на дорогу лебедкой, а на третий день вернулся с заряженным аккумулятором и кастрюлей углей, разводил костер и отогревал двигатель тлеющими углями. Как раз в один из этих дней нужно было ехать на водокачку за водой (водокачка работает два раза в неделю), так что мы остались без воды, и приходилось набирать на огороде снег и растапливать в ведре. С печкой проблемы были не так уж велики, вставили на место один кирпич и замазали одну большую трещину, нашли и установили чугунную плиту. Поначалу не было вообще никакой мебели, в лесу мы напилили сухих сосенок и из них сделали кровать. Самой большой была и остается проблема заработка в деревне.

Что же есть у Алексея и Ани? Можно сказать: всё и ничего. Самое главное — это любовь, бережное отношение друг к другу, внимание, чуткость и понимание. Вот это главное у Алеши и Ани есть, они смогли это взрастить и сохранить в своей глуши. Еще у них есть Виленск, бескрайнее небо в огромных звездах, прекрасный лес, две реки и целые поля цветов. Аня всегда мечтала о собственной керамической мастерской: в деревне это сделать проще, чем в городе. Места больше. Аня и Алексея научила работать за гончарным кругом: теперь он тоже неплохо лепит разные сосуды и кувшины. А еще ребята научились заготавливать иван-чай. Алеша сделал машинку для скручивания листьев: так они лучше ферментируются. А Аня расписывает вручную коробки, в которые они с Алексеем упаковывают разные сорта напитка. Таежный чай действительно прекрасный, без всякой химии, без ГМО — только цветы и травы. Аня лепит из глины: делает тарелки, мыльницы и другую домашнюю утварь, украшая ее прекрасными таежными цветами. Пока через Интернет пробуют продавать изделия своих собственных рук.

— Ребята сделали фотоальбом, — говорит бабушка Алексея, Нина Ивановна. — Там такая любовь! Такая нежность! Я смотрю на них и наглядеться не могу! Мой Алеша не пьет, не курит, мне не за что его ругать. Чудаковатый он, правда, у меня. Я ему так и говорю: «Алеша, ну почему ты такой чудной-то у меня?» Но зато он умный, работящий и скромный. И Аня под стать ему, тоже очень скромная девушка. И оба такие талантливые! Аня так природу чувствует, даже вот по этим фотографиям видно: найдет какое-то дерево, какой-то пейзаж сфотографирует, и кажется — это не фотография, а картина. И любят они друг друга сильно. В деревне они принадлежат только друг другу и никому больше. Они нашли свою любовь. А что же еще человеку надо для счастья?
Made on
Tilda